товарищ датский
что-то стало холодать
- Понимаешь, чувак, мне очень непривычно видеть Германна таки взволнованным, – Ньют энергично опустился в кресло рядом с Тендо. - Нет, он, конечно был на нервах, когда закрывали разлом, кто ж не был! Это ж что-то невероятное, считай, поучаствовать в спасении мира, всё кругом переосмысливается, ценности там всякие, вот типа как… Неважно, о чем это я? Да, Германн. Короче тут такое дело. Он через пару недель станет отцом, и в общем, чувак, нужна твоя помощь.
Тендо на минуту опешил.
- Что, роды принять?
- Да, не, брось – Ньют зашелся заразительным смехом, - нет, я не о том. Он боится, что не справится с бременем отцовства. Ну, я и подумал, что надо у тебя совета спросить. Ты ж вон семьей успел обзавестись, на службе тоже молоток. Я кстати вообще не уверен, что ты спишь, если честно… Серьезно, я одно время думал, что ты киборг ну знаешь, как в Искусственном разуме, такой, тоже с набриолиненной прической.
- Эй!
- Извини. Слушай, ну подсоби советом.
- Ньют, пойми, - Тендо сочувственно положил ему руку на плечо, - при всем моем желании помочь, я понятия не имею, как воспитывать детей. Да я уже полгода как вижу свою семью только во время сеансов видео связи.
- Ну скажи ему, что дети– это прекрасно, легко, что он будет классным отцом, ну или что там ещё врут в подобных случаях…
Тендо недовольно поднял бровь. Ньют тяжело вздохнул.
- Чувак, ты не представляешь, как он меня достал. Но моих советов он не слушает.
- Ладно, - решил привести Ньют последний аргумент. – С меня егерьмайстер.
Теперь уже обе брови Тендо взметнулись вверх.
- Шутишь? Его ж уже лет пять, как не производят.
- Нет, не шучу. У моего дяди оставалось несколько бутылок, в Берлине, я одну выкрал. Она твоя.
Тендо вальяжно откинулся на спинку кресла,
- Ну, друг мой, - театрально выдержав паузу, произнес он, - я разве не говорил тебе, что воспитание молодого поколения – моё второе призвание? Но у меня есть одно условие.
- Выкладывай, - обреченно ответил Ньют.
- Бутылку вперед.


Германн обреченно смотрел в свои записи. Определенно, он что-то упускал из виду. И вот когда ему уже показалось, что сейчас, вот прямо сейчас он наконец найдет решение проблемы, в дверь безапелляционно постучали.
- Ньютон, я тебе говорил, оставь меня в покое!
- Прости, не знал, что ты занят - отозвался из-за двери голос Тендо. - Зайду в другой раз.
Германн устало вздохнул и, хромая, поплелся открывать дверь.
- Проходи.
Впустив Тендо, он словно мгновенно забыл про его присутствие и снова уселся за вычисления. Повисла неловкая тишина.
- Я думал, что с анализом разлома мы уже закончили, - протянул Тендо, оглядывая стол, заваленный испещренными формулами клочками бумаги. Сотни таких же смятых черновиков давно уже не влезали в мусорную корзину и лавиной рассыпались по полу. Бардак – немыслимый для такого педанта, как Германн.
Тендо машинально глянул в расчеты. «Что за...»
- Приятель, ты что... пытаешься вывести формулу идеального воспитания? – с трудом сохраняя серьезное выражение лица, спросил он. – Да это же нереально!
Германн только сильнее насупился и угрюмо поглядел на Тендо поверх очков.
- Мне кажется недавно я отлично доказал, что нет ничего такого, что нельзя было бы рассчитать или спрогнозировать. Надо было уже вам всем усвоить этот урок, - со свойственным ему апломбом ответил тот. – Просто я пока чего-то не понимаю...
Тендо молча водрузил на стол бутылку егерьмайстера. Германн скривился.
- Что это? – произнес он с такой интонацией, будто перед ним был кусок кайдзю.
- Это мой первый урок, - с видом сомелье со стажем Тендо грациозно открыл бутылку. – Будущие родители должны беречь свою нервную систему.


«Мда, такое развитие событий определенно не укладывалось ни в одну из моих моделей», - час и бутылку ликера спустя думал Германн пока Тендо без стеснения рыдал у него на плече.
- Германн, я отвратительный отец.
– Ты это сегодня уже раз двадцать повторил.
- Нет, ты не понимаешь, - упорствовал тот. - Я умудрился даже проспать рождение дочери: узнал обо всем только через два дня. Меня тогда вырубило после тридцати часов дежурства, добудиться не могли. Я пропустил всё! Всё, что можно было пропустить!
- Да прекрати ты уже!
- Разве можно воспитывать ребенка, когда ты видишь его два раза в неделю и то, на экране монитора?
- Ты был занят спасением мира, - Германн начал терять терпение. - И я настаиваю, чтобы ты... т.е. я имел в виду, пожалуйста, успокойся.
- Да, да, прости, мужик. Я просто... Слушай, я закурю?
- Ну, знаешь ли!
Германн резко вскочил на ноги.
- Значит так, молодой человек, вы сейчас же прекратите эту истерику и соберетесь с мыслями, – отчеканил он. - Дальше, я надеюсь, вы потрудитесь взять себе отпуск и навестить семью. И самое главное: чтобы впредь я такого поведения не видел. Всё ясно?
К удивлению Германна, Тендо внезапно рассмеялся.
- Что тут смешного?
- Ничего, - легко ответил Тендо. - Знаешь, ты зря переживаешь. Ведь ты будешь отличным отцом.